Блог

Личная психотерапия специалиста — почему это важно?

Почему студентам и специалистам, практикующим когнитивно-поведенческий подход, важно проходить личную психотерапию? Об этом Центру BeCBT рассказал Дмитрий Викторович Ковпак, президент Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии.

«Психотерапевт приходит к пониманию, что идея, что у него нет когнитивных искажений — тоже когнитивное искажение».

Индивидуальная психотерапия специалистов — это личная терапия, которую проходит терапевт.

По исследованию Орлински и коллег, более 80% психотерапевтов в США проходят личную психотерапию регулярно и хотя бы однажды проходили личную терапию. Вызывает вопрос, а почему 80, а не 100? Дело в том, что в некоторых видах терапии она не является обязательной. Так, например, в институте Альберта Эллиса (Нью-Йорк) и в институте Аарона Бека (Филадельфия) традиционно это предпочтение самого специалиста.

Изучая основы, принципы и основные положения когнитивно-поведенческой психотерапии, специалист приходит к пониманию, что идея, что у него нет когнитивных искажений — это тоже когнитивное искажение. Поэтому нет настойчивого призыва, особенно в формате «ты должен проходить личную терапию», а есть регулярные посылы, в том числе касающиеся супервизии, потому что супервизор может мягко, но настойчиво рекомендовать личную терапию, наблюдая, что у специалиста есть какие-то сложности в процессах и процедурах психотерапии, которые могут быть обусловлены спецификой и особенностями личности, особенностями состояния самого психотерапевта.

И поскольку психотерапевт это инструмент, и достаточно тонкий, который использует эмпатию, использует собственную личность, на которого точно влияют его собственные эмоциональные, душевные, психологические и моральные состояния, личная терапия за более, чем 100 лет существования психотерапии стала не просто необходимым атрибутом, а механизмом для профилактики профессионального бернаута и эмоционального выгорания специалиста, для повышения качества своей работы и компетентности, в том числе осознания тех механизмов, которые могут пагубно влиять на процесс психотерапии и состояние пациентов. Поэтому, условно говоря, недолеченный специалист может навредить не только себе, но и большому количеству своих пациентов.

Отсутствие критики к своим проблемам, так называемая анозогнозия, когда это уже носит болезненные формы, формы расстройства, может серьезно влиять на процесс психотерапии и на последствия, которые возникают для клиентов и пациентов у такого выгорающего специалиста, находящегося в каком-то психоэмоциональном состоянии, связанным со стрессом или иными расстройствами. Поэтому личная терапия настойчиво рекомендуется всеми организациями, которые проводят обучение, и когнитивно-поведенческая терапия здесь не исключение.

Целый ряд Ассоциаций — возьмем в качестве примера Европейскую Ассоциацию Поведенческих и Когнитивных терапий, имеют необходимые часы личной терапии. У наших коллег в психодинамическом направлении еще со времен начала психоанализа это стало обязательным условием, в экзистенциально-гуманистическом направлении в том числе. Поэтому личная терапия — это не роскошь, не прихоть, а насущная необходимость, и здесь безусловно важна осознанность и чуткость специалиста или чуткость и внимательность к рекомендациям старших коллег на интервизиях и супервизиях, которые часто обращают внимание специалиста на их роль в диадных отношениях в терапии.