Интервью Деловому Петербургу Д. В. Ковпака — Be CBT
Skip to main content


Интервью Деловому Петербургу Д. В. Ковпака

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Деловой Петербург: Расскажите, пожалуйста, что такое паническая атака? Какова её природа?

Дмитрий Викторович Ковпак: Некоторые люди порой ощущают неожиданные приступы очень сильного страха, называемого паникой. Они могут и не понимать, что это психоэмоциональное расстройство, полагая, будто на них напала какая-то серьезная хворь, что у них сердечный приступ, или предынсультное состояние, или даже апоплексический удар (даже такие редкие слова из глубин памяти может услужливо достать встревоженный мозг): ведь это куда проще себе предложить в качестве объяснения, что со мной происходит, поскольку симптомы паники проявляются физическими реакциями организма и нередко весьма интенсивными. Состояние, которое ощущалось во время приступов, нередко заставляет человека впредь избегать ситуаций, в которых он начинает бояться повторения этих ужасных переживаний.

Знакомо ли вам чувство внезапного страха, когда вдруг учащается сердцебиение, появляется тошнота и другие желудочно-кишечные недомогания, кровь приливает к голове, возникает дрожь в теле? Вам кажется, что Вы больны, а врачи не могут найти отклонения. Возможно, что в Средние века именно эти симптомы связывали с одержимостью дьяволом, а еще в прошлом веке называли черной меланхолией. Даже тридцать лет назад эти симптомы не связывали с чем-то определенным, а называли «острой реакцией на стресс» или «фобическим неврозом», диэнцефальным кризом или вегетососудистой (нейроциркуляторной) дистонией.

Все люди, страдающие паническим расстройством, неоднократно испытывали нечто подобное. Основным критерием таких расстройств являются интенсивные, внезапно возникающие приступы тревожности и острого страха, продолжающиеся около 10–30 минут. Паническая атака начинается исподволь и без видимого повода. Это состояние может включать как минимум четыре симптома из следующих:

Нужно отметить, что панические атаки у разных людей могут проявляться с разными симптомами. Как правило, панические атаки наблюдаются 1–2 раза в неделю, хотя бывают случаи, когда они происходят по несколько раз в день или, наоборот, не чаще раза в год. Лица, которым довелось перенести это чрезвычайно тяжелое состояние, часто обращаются за медицинской помощью, полагая, что у них начался сердечный приступ или инсульт. В этом случае, убедившись, что у пациента нет соматической патологии, врач отправляет его домой, просто рекомендуя отдохнуть, но, конечно, этого недостаточно для избавления от страха. Существует высокая вероятность того, что паническая атака вскоре повторится.

Понятие паника было предложено вначале как разновидность тревоги. По определению американского психиатра Марка С. Голда (Mark S. Gold, 1969), паника — это «внезапно возникающая волна ужаса», это тревога, характеризующаяся внезапным началом и высокой интенсивностью. Слово «паника» ведет свое происхождение от имени древнегреческого бога Пана. Согласно мифам, неожиданно появлявшийся Пан вызывал такой ужас, что человек опрометью бросался бежать, не разбирая дороги, не отдавая себе отчета в том, что само подобное бегство могло грозить ему гибелью. Термин «паническая атака» получил сегодня признание во всем мире благодаря классификации, предложенной Американской ассоциацией психиатров в 1980 году. Термины «вегетативный приступ» или «диэнцефальный криз», традиционные для отечественной медицины, описывают то же состояние, но делают акцент на его вегетативных проявлениях.

Пережив однажды стресс, связанный с панической атакой, человек в дальнейшем будет пытаться избежать его. Тогда паническое расстройство может развиться и перейти в агорафобию с паническими атаками.

Порой даже после двух-трех сильных приступов паники человек уже заранее начинает бояться их повторения. Такое «зацикливание» на том, что приступ обязательно должен случиться, приводит к тому, что болезнь подчиняет себе и разум, и поведение человека и даже начинает диктовать образ жизни, когда, например, пациент все время вынужден сидеть дома только из страха перед новым приступом паники. И тогда стремление избежать подобных травмирующих ситуаций способно заставить человека существовать так, словно эти приступы случаются ежедневно и ежечасно. Неотступный страх перед новым возможным приступом паники известен под названием «страха ожидания». И одним из ключевых моментов излечения от панического невроза и агорафобии является именно преодоление этого страха.

Между тем паническая атака, как бы устрашающе ни звучало это название, не является ни признаком угрожающего жизни нарушения здоровья, ни предвестником душевного заболевания. Она является всего лишь повышенной реакцией на психические или телесные перегрузки. Хотя состояние во время панического приступа является для человека крайне неприятным и субъективно труднопереносимым, сам по себе панический приступ никакой реальной опасности для здоровья не представляет. Приступ не ведет к возникновению осложнений, потере контроля над собой или сумасшествию.

Деловой Петербург: Где люди чаще всего страдают от панических атак? Зависит ли это от места жительства? С чем ещё это может быть связано?

Дмитрий Викторович Ковпак: Люди, перенесшие паники в определенном месте, могут начать избегать именно этого места из страха перед новым приступом. У кого это случилось в большом торговом центре, могут вообще перестать ходить в магазины. Поездки в общественном транспорте, томительное ожидание в автомобильной пробке или пребывание в толпе могут вызывать воспоминания о перенесенном в подобной ситуации (или подобном месте) приступе, так что стремление избегать таких мест становится средством уберечься от обострения страха. Такое поведение и называется агорафобией. На самом деле вызванные агорафобией страхи гораздо шире, чем просто боязнь ходить в магазин или находиться в общественном месте. Для некоторых и пребывания дома в одиночестве вполне достаточно, чтобы вызвать сильную тревогу.

Люди, больные агорафобией, стремятся избегать ситуаций и мест, откуда трудно уйти в случае приступа паники, а если все-таки оказываются там, то переносят это с огромным трудом. Некоторые люди с агорафобией способны справляться с пугающей ситуацией, привлекая родственников и знакомых. Например, пройти по многолюдному туннелю они могут только в сопровождении человека, которому доверяют. Другие, оказываясь в кино или театре, могут сидеть только на самом крайнем или даже приставном стуле как можно ближе к выходу, чтобы можно было сбежать, если вдруг накатит страх. Нередко эти страхи распространяются на все ситуации, сходные с той, в которой случился приступ паники: к примеру, приступ, возникший в ресторане, может заставить человека вообще отказаться от всех ресторанов. Число объектов подобного избегания растет, диапазон все расширяется, а круг деятельности и личного общения сужается, пока человек не становится домоседом поневоле.

Если вы, страшась приступа паники, избегаете всех потенциально «опасных» ситуаций и мест, то предотвратить приступы, конечно, сможете, но такое поведение станет не просто привычным, а превратится в образ жизни. Ниже перечислены несколько примерных мест и ситуаций, в которых люди, страдающие агорафобией, как правило, испытывают выраженный страх:

Деловой Петербург: Каковы факторы повышающие вероятность появления в жизни человека панических атак? Какие люди в группе риска: почему одни подвержены этому недугу, а другие обходят его стороной?

Дмитрий Викторович Ковпак: Первый приступ паники случается, когда суммируются сразу несколько факторов. Конкретное сочетание условий — для каждого свое. Тем не менее стоит перечислить причины, которые, объединившись в цепь, замыкают жизнь человека на замок паники, превращая ее в замкнутый круг страдания.

Первая: психологическая — большинство пациентов, страдающих тревогой и страхами, относятся к категории людей, у которых доминируют такие черты личности, как тревожность, мнительность, впечатлительность, высокая требовательность к себе и другим, максимализм. В связи с этим подобные люди склонны своими рассуждениями и реакциями, чаще провоцировать насыщенные эмоциональные переживания и повышение тонуса симпатоадреналовой системы организма. Чересчур драматическое или даже катастрофическое восприятие текущих и особенно воображаемых проблем приводит к хронической психоэмоциональной перегрузке, которая до поры до времени компенсируется ресурсами организма и внешней поддержкой.

Вторая: возникает или ожидается в будущем какая-то ситуация, которая угрожает радикально ухудшить жизнь (так называемая психологическая, физическая или социальная «мышеловка»). На этом фоне также возникают какие-то сиюминутные стрессы, которые «сыплют соль» на уже имеющиеся душевные раны и служат пусковым механизмом для неожиданного приступа паники.

Третья: имеется ряд факторов (продолжительного воздействия), способствующих истощению ресурсов и механизмов адаптации и преодоления стрессов (как физических, так и психологических).

Изредка бывает, что приступы паники встречаются у нескольких членов семьи. Причиной этого в большинстве случаев служит механизм моделирования. Ребенок как губка впитывает то, что видит вокруг себя. Модели поведения значимых взрослых, в первую очередь родителей, воспринимаются им безоговорочно и некритично в качестве единственно правильного и вообще возможного варианта поведения. Следовательно, неосознанно (как для самого ребенка, так и для его родителей) идет передача тех стереотипов поведения и жизненных стратегий, которые присущи членам данной семьи. Многие люди, страдающие агорафобией, по их собственным словам, выросли в семьях, где друг к другу относились прохладно, но требовательно, особой заботы и поддержки не проявляли, но жили по жестким правилам. Или наоборот, дети находились в ситуации гиперопеки, а может быть, к ним относились как к «кумиру семьи». Те, кто, став взрослыми, обнаруживают, что подвержены паническому неврозу, в детстве, как правило, испытывали сильнейший «страх разлученных» и страх отсутствия поддержки и неуверенности в будущем, который превратил их в этаких беспомощных прилипал, боящихся одиночества, а порой наотрез отказывающихся идти в школу. Понятно, что отношения между детьми и родителями простотой никогда не отличались, а потому очень важно не заниматься поисками виноватых в зародившемся страхе ни с той, ни с другой стороны. Произошедшее не являлось злым умыслом и главное, стало уже историей, которую нельзя изменить. А настоящее как раз можно и нужно исправить. Именно на это, а не на бесплодные воспоминания и фантазии надо направить свои силы и старания.

У детей, которые в раннем возрасте оказались в чрезвычайных обстоятельствах, подверглись насилию или испытали психологическую травму, риск заболеть паническим расстройством и агорафобией значительно возрастает.

Деловой Петербург: Какие обычно существуют причины провоцирующие паническую атаку? Что при этом чувствует человек, какие переживания и симптомы?

Дмитрий Викторович Ковпак: Во-первых, люди, страдающие от страха, гораздо более склонны интерпретировать нейтральную информацию как опасную, во-вторых, они значительно переоценивают шансы того, что случится нечто страшное и опасное, и, в-третьих, склонны переоценивать последствия, к которым эти опасные события приведут. Человек в результате переживает наплыв негативных мыслей, образов прогнозов и комментариев к ним провоцирующего характера. Это способствует сильному эмоциональному отклику в виде тревоги, страха и паники. Что в свою очередь приводит к организм к стандартной реакции на психоэмоциональный стресс по типу «бей, беги или замри» — с физиологической гиперактивацией различных органов и систем тела, отвечающих за выживание. В первую очередь это активация симпатоадреналового типа реакции вегетативной нервной системы и сердечно-сосудистой системы, активация дыхательной и мышечной систем и так далее. Для впечатлительного и мнительного человека эта реакция тела выглядит драматически и трактуется катастрофически – «все пропало», «это конец», «сливай воду» и тому подобные загоняющие в панику мысли и рассуждения. Хотя на самом деле это для организма естественная реакция на стресс и безопасный вариант широкой нормы функционирования нашего тела.

Деловой Петербург: Несет ли в себе паническая атака какую-либо опасность для жизни человека?

Дмитрий Викторович Ковпак: Нет, это лишь иррациональные ожидания человека, что его сейчас «порвет на британский флаг» или он потеряет над собой контроль и сойдет с ума, создает мощную иллюзию угрозы. Миллионы людей на планете страдают регулярными паниками и колоссальное количество смертей заставило бы всех знать о там как паники выкашивают человечество, но этого как раз не происходит и долгая жизнь паникеров как раз очередное доказательство самой реальностью иррационального характера подобных верований.

Деловой Петербург: Возможно ли справится с панической атакой самостоятельно? Существуют ли способы совладать с собой и привести себя в равновесие, когда рядом никого нет?

Дмитрий Викторович Ковпак: Всю историю человечества большинство людей справлялось именно самостоятельно. Но, сейчас, за век существования психотерапии, созданы специальные программы терапии, позволяющие это сделать быстрее, качественнее и эффективнее, чем большинство самостоятельных попыток найти выход из ловушки страха и решение этой сложной проблемы.

Деловой Петербург: Расскажите можно ли излечиться от панической атаки навсегда? Какие специалисты работают с данным недугом?

Дмитрий Викторович Ковпак: Да, это возможно. Над этим в первую очередь работают психотерапевты.

Деловой Петербург: Поведайте, пожалуйста, о способах лечения данного расстройства. За какой срок можно избавиться от него?

Дмитрий Викторович Ковпак: Сроки безусловно индивидуальны и зависят даже не столько от терапии, она достаточно стандартна, сколько от активного и качественного участия в ней самого пациента/клиента.

Деловой Петербург: Какая должна проводиться профилактика панических атак?

Дмитрий Викторович Ковпак: Лучшей профилактикой, конечно, является активная осознанная счастливая жизнь и самореализация, поскольку паники и паническое расстройство – это чаще всего последствие хронического психического напряжения связанного с психологическим кризисом и иллюзорным «тупиком», мнимой безвыходностью, в которую попал человек в результате своих ошибок. Но, есть и специальные программы профилактики, которые заключаются в системной работе над своим мышлением для его гибкости и реалистичности, как залога более здорового реагирования на различные жизненные вызовы.

 

© Дмитрий Викторович Ковпак, 2018. Все права защищены

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
2+

Получать уведомления о новостях